Рынок труда в Казахстане сталкивается с постоянными вызовами: уже сейчас предложение существенно превышает спрос.

С каждым годом эта проблема будет приобретать все большую актуальность из-за демографического роста. Какие меры предпринимает государство, чтобы сбалансировать ситуацию и обеспечить постоянное создание новых рабочих мест, не обделив все слои населения? На эти вопросы в интервью корреспонденту «Капитал.kz» ответил директор департамента занятости населения Министерства труда и социальной защиты населения Ерболат Абулхатин.

— Ерболат Маханбетович, глава государства на расширенном заседании правительства подверг критике механизмы программы «Енбек», он констатировал застой и отсутствие динамики в создании рабочих мест. Как вы думаете, чем обусловлена низкая эффективность программы: социально-экономическим положением в стране или конкретными упущениями при разработке?

— Государственнаяпрограмма «Енбек» действует с 2017 года и рассчитана до 2021 года. В целом, можно сказать, что за 3 года результаты программы неплохие, обратились почти 1 млн 480 тыс человек. Но самой программой прямо не предусмотрено создание рабочих мест, она лишь оказывает меры содействия занятости. А непосредственно вопрос роста вакансий обусловлен состоянием экономики. Так, врамках первого направления программы предусматривается обучение на краткосрочных курсах, в колледжах, организациях ТиПО в течение 2,5 года. То есть этотак называемый проект «Первая бесплатная профессия», которую утвердил Елбасы. Ежегодно мы обучаем 46 тыс человек. Но если в стране рабочие места создаются в недостаточном объеме, то люди, которых мы обучаем за счет государства, остаются невостребованными, нетрудоустроенными. В итогеделается вывод онизкой эффективности программы «Енбек». В основном у нас рабочие места генерирует квазигосударственный сектор, а не МСБ, как во всех развитых государствах. У нас драйверами создания рабочих мест являются различные госпрограммы: «Нурлы жол», ГПИИР. Они создают новое производство, ноих объемов недостаточно, чтобы покрыть потребность в трудоустройстве. Также можно констатировать, что многие государственные программыне ориентированы на создание рабочих мест, они решают свою узкую ведомственную задачу, ставят целью открытие производства, развитие бизнеса. Поэтому мы считаем, что подход нужно менять – и главной целью данных программ должно стать именно создание рабочих мест. У нас в этом году разработана информационная система «Интегрированная карта создания рабочих мест». Раньше мы просто не знали, где создаются рабочие места, акимат давал разные сведения.

— Какое количество рабочих мест планируется создать в текущем году?

-В этом году планируется создание почти 373 тыс рабочих мест. В 1 полугодии у нас созданы 183 тыс рабочих мест, из которых 120 тыс. – постоянные. Есть различные программы, где государство стимулирует создание рабочих мест, субсидируя часть зарплаты. Но это дает лишь временный эффект, и такие программы ориентированы больше на отдельные категории граждан: лиц предпенсионного возраста, молодежь. К сожалению, в рамках программы для местных исполнительных органов организация рабочих мест через временную занятость стала нормой. Людей направляют на молодежную практику, общественные работы. Есть факты, когда люди по несколько раз участвуют в программах. Поэтому акиматам нужно пересмотреть свои подходы. Так, они, в первую очередь, должны работать над созданием постоянных рабочих мест, а не временным трудоустройством человека за счет государства. Один из действенных механизмов программы «Енбек» – микрокредитование, которое непосредственно создает рабочие места. В прошлом году нами было выдано более 14 тыс. микрокредитов, в этом году мы планируем выдать 19 тыс. кредитов. Свыше половины выданных микрокредитов, 64% у нас идет на создание и открытие собственного дела.

— Какая ситуация сейчас складывается на рынке труда? Какие задачи стоят перед министерством?

— До 2025 года необходимо создать почти 2,7 млн новых рабочих мест, чтобы сократить уровень безработицы до 4,5% (сейчас 4,8%).
Если оценивать динамику баланса рынка труда,можно сказать, что мы ежегодно порядка 300-350 тыс. трудоустраиваем. Но вместе с тем на рынок труда выходит то же самое количество людей, даже больше. Скажем, в 2019 году мы ожидаем, что на рынок труда выйдут порядка 455 тыс. человек. Это новая рабочая сила, из них почти 200 тыс. – это выпускники, которые ежегодно выходят со школ, организаций образования. Также из декрета начинают выходить женщины, приезжает рабочая сила из-за рубежа. Конечно, часть людей освобождает рынок: некоторые выходят на пенсию, увольняются с работы, переходят на новое место. В целом, рабочая сила за 3 года увеличилась дополнительно на 145 тыс. человек. Подчеркну, что бюджет программы «Енбек» с 2017 года остался на том же уровне. Но за счет того, что мы применяем новые механизмы, охват мерами содействия занятости увеличивается. Что касается уровня безработицы, в принципе в количественном отношении число безработных на 3 тыс. выросло, но сама доля безработных в составе занятого населения снижается, то есть здесь происходит качественный период форматирования рынка труда.

— На ваш взгляд, какие основные изменения нужно внести, чтобы повысить эффективность программы «Енбек»?

— Мы сейчас с целью повышения эффективности программы будем пересматривать механизмы и делать акцент на адресном и точечном предоставлении помощи, работе с отдельными категориями граждан, а именно – нуждающимися. И акцент будет сделан наконечное трудоустройство. Конкретно по поддержке молодежи– «первое рабочее место», применение гибких форм занятости, обучение в рамках потребности работодателя. Нашей целью является дать образование, то есть профессиональные навыки гражданам, чтобы они в последующем могли самостоятельно трудоустроиться без помощи государства.

Почти 20% безработного населения имеют только среднее общее образование.
Также имея первоначальное профессиональное образование, человек может переобучиться по родственной профессии. Что касается молодежи, то здесь проблемы – это отсутствие стажа работы. Тут применяется механизм по организации молодежной практики. После участия в молодежной практике более 60% молодежи трудоустраивается на постоянную работу, но остальные 40% не закрепляются у работодателей.

И второй проект – «контракт поколений». Он предполагает, что люди предпенсионноговозраста будут передавать знания молодым специалистам, которые после их ухода на заслуженный отдых займут освободившиеся места. Этот механизм широко применяется в западных странах.

Ну и точечные меры для малообеспеченных граждан. Здесь будем больше ориентироваться на развитие предпринимательской инициативности среди населения. Для малообеспеченных большая проблема – отсутствие достаточного залогового имущества. Поэтому мы объединим меры поддержки развития бизнеса, предоставляя гранты с последующим развитием бизнеса через микрокредитование. Таким образом, будем работать над повышением доли среднего класса.
Вцелом,я считаю, что действующие механизмы программы выполняют свою роль по стабилизации и недопущению уровня роста безработицы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here